Воронцов в Алупке
 Главная - Воронцов и его Алупкинский дворец     100 великих дворцов мира  Книги о Крыме   
Заголовок меню
А. Р. Андреев - История Крыма
Лев Гумилев - Древняя Русь и Великая степь
Татьяна Фадеева - Тайны горного Крыма
Лев Гумилев - Этногенез и биосфера Земли
Лев Гумилев - История народа хунну
Юрий Мизун, Юлия Мизун - Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества
Лев Гумилев - От Руси к России
В. Г. Шавшин - Бастионы Севастополя
Литвин Г. А., Смирнов Е. И. - Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г - май 1944 г)
Евгений Тарле - Крымская война
Иоганн Тунманн - Крымское ханство
Эберхард Паниц - Потерянная дочь

Никто не подозревал во мне льстивого, болтливого филиппинца или мулата, и уж совсем не предполагали разбойника-таксиста, которого, вероятно, до сих пор разыскивают. Мое превращение удалось прекрасно, к сожалению, недостающие пальцы могли выдать меня, при рукопожатии какой-нибудь старый знакомый мог бы меня узнать. Но я благородно держался в стороне, в конце концов, я был не просто кто-нибудь; я прощупал ситуацию и дал объявление: требуется помещение для конторы, собственный участок земли и готовый пойти на риск персонал для создания производства. Подходящую квартиру мне обеспечил маклер, к этому добавились телефон, машина, шофер и полдюжины молодых людей, которые были благодарны за хорошо оплачиваемую работу и беспредельно услужливы. Незаметно я влился в большую толпу рыцарей наживы, которые устремились сюда из Штатов и спекулировали на том, что за ними не слишком зорко следили. Именно это мне было особенно важно: из деловых соображений и из-за отличительного признака. 

Я выждал несколько недель, прежде чем встретился с Хоа Хонг. «Это ты?» — спросила она и втащила меня в цветочный магазин, который открыла в нескольких сотнях метров подальше, прямо рядом с отелем «Мажестик», снова на Рю Катина. Несколько раз мы созванивались друг с другом, я был осведомлен обо всем, она же мало что знала обо мне. «Мне хотелось бы букет цветов, Хоа Хонг,— сказал я,— для моей дочери». В магазине были еще две продавщицы, я не имел права выйти из своей роли; но я имел право не скрывать радости по поводу рождения дочери. И старый хозяин, понемногу помогавший в магазине, внимательно рассматривал меня, мою искалеченную руку. Но во время нашей последней встречи Джилли еще не взрывал себя динамитом, он лишь кивнул и промолчал, когда я назвал свое имя: Рой Эдварде, положил цветы, как когда-то, и обещал вскоре снова прийти. 

Ничего предосудительного не было в том, что приезжий американец, осмотревшись среди дочерей страны, решался на брак, когда рождался ребенок. Я не скрывал своей связи среди многочисленных знакомых, которых встречал на вечеринках, в бюро и посольстве, где с помощью денег и благожелательных слов успешно складывалась почти любая карьера. «Счастливчик, как подступиться к 

такому цветочному хозяйству?» — спрашивал меня кое-кго, кю многое дал бы за то, чтобы приехать сюда свободным и хоЛостым. Многие привезли с собой семьи, обосновались на виллах с плавательными бассейнами и прочей роскошью; при случае захаживали в бордели и смаковали потом впечатления в мужских разговорах. Чаще всего я умышленно направлял разговоры в деловое русло, примирившись с тем, что меня считали оригиналом и нерешительным человеком, поэтому, когда меня спрашивали о «цветочном хозяйстве» и дальнейших планах, ничего другого не оставалось, как уклончиво отвечать. «Меня интересует рынок не сегодняшнего, а завтрашнего дня»,— заявлял я с улыбкой, предоставляя людям судачить и гадать. Таким образом разъяснялось неизбежное американское вторжение и готовность к войне, ввоз оружия и материальных средств, вложение капиталов, спрос и потребление. «Я помышляю о фирме «Мед-текс»,— объявил я однажды озадаченному обществу.— Марлевые бинты, перевязочные пакеты, бинты против ожогов, лейкопластыри, брезент — не потребуется ли все это безотлагательно и в больших количествах?» 

Я все хорошо предусмотрел, и целая группа помощников в Сайгоне, как по мановению волшебной палочки, расчищала мне путь и устраняла все помехи, так что я был лишь рекламой фирмы «Медтекс», которую с большим умением основали Хоа Хонг, ее престарелый шеф, отец Тханга и другие подпольщики. От меня требовалось лишь ставить свое имя под готовыми контрактами, открывать счета, снимать деньги и брать ссуды у своих знакомых, у которых не было ни малейших сомнений по поводу этого предприятия. До сих пор в этой области давались распоряжения лишь по ввозу и заграничным военным поставкам, однако специальные американские силы все больше расширяли военные действия, так что потребление стремительно возросло, и основание фирмы немедленно приобрело стратегическое значение. Вскоре я уже поддерживал с официальными, полуофициальными и тайными армейскими инстанциями оживленную, крайне интересную переписку, дубликаты которой спешно переправлялись в партизанскую зону. Бывали и непосредственные запросы из клиник и полевых лазаретов, которые иногда приводили к личным контактам, спешным перевозкам и осмотру местности. Кроме того, я снискал похвалу и от своих «соотечественников», которые удивлялись моей готовности к риску, боевым воям и патриотическому настрою. «Да, я патриот,— заверял я их с чистым сердцем.— Кто здесь живет и закрывает глаза на факты, тот — подлец. Необходимо взять на себя определенные обязательства!» 


Страница 14 из 71:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13  [14]  15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   Вперед