Воронцов в Алупке
 Главная - Воронцов и его Алупкинский дворец     100 великих дворцов мира  Книги о Крыме   
Заголовок меню
А. Р. Андреев - История Крыма
Лев Гумилев - Древняя Русь и Великая степь
Татьяна Фадеева - Тайны горного Крыма
Лев Гумилев - Этногенез и биосфера Земли
Лев Гумилев - История народа хунну
Юрий Мизун, Юлия Мизун - Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества
Лев Гумилев - От Руси к России
В. Г. Шавшин - Бастионы Севастополя
Литвин Г. А., Смирнов Е. И. - Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г - май 1944 г)
Евгений Тарле - Крымская война
Иоганн Тунманн - Крымское ханство
Эберхард Паниц - Потерянная дочь

В заранее условленном месте я выронил несколько цветных мелков, которые я так долго без всякой надобности таскал повсюду в карманах с вечной досадой, что в дождь от них окрашивался пиджак. Со злостью наступил на них, оставляя красные, зеленые, желтые и голубые точки, слова, зашифрованные азбукой Морзе, для связных, сигналы опасности, беды, чтобы сожгли за мной все мосты, которые я с таким трудом наводил. Мне было трудно смириться со своим положением и еще два-три дня провести в Бангкоке, потом отправиться в Нью-Дели на биржу по продаже того, чтобы убедить возможных преследователей в своем неутомимом деловом предпринимательстве, 

Из Дели я мог бы через Бомбей и Вьентьян улететь в Ханой и тем самым подвергнуть крайней опасности Хоа Хонг, всю подпольную группу, «Медтекс» и передатчики. Я отправил домой телеграмму, о которой заранее условился ввиду подобного случая, быстро разделался с закупками шерсти и текстиля и явился в американское посольство, которое посодействовало моему быстрому возвращению в Сайгон. В этом специальном рейсе рядом со мной сидел один профессор Гарвардского университета и терзал меня назойливыми вопросами о положении вьетнамской экономики, которую он называл продажной и обанкротившейся. Я был начеку и, не думая разоблачать себя дальше, торжественно заверил: «В моей отрасли царит оживление: перевязочный материал, лейкопластыри». При этом я подумал о Бинь, которая ответила бы точно так же, профессор из Гарварда тоже казался довольным и одобрительно отозвался: «Одним — война, другим— победа!» 

В Сайгоне я старался оставаться прежним отважным Роем Эдвардсом, но это больше не удавалось. «К моим рукам прилипло дерьмо»,— сказал я Хоа Хонг, ожидавшей меня в аэропорту. Я описал свое злоключение в «Хилтоне» и сжал в кулак изуродованную руку, потому что при отступлении мне хотелось дать еще один жесточайший бой, прежде чем исчезнуть в джунглях Меконга. Но и здесь за мной гнались уже по пятам: прибыли представители финансовых и налоговых ведомств, почтенный атташе хотел говорить со мной, посыпались анонимные телефонные звонки и всякая грязь на бюро и грузовики «Медтекса». Прошли те времена, когда я мог позволить себе любое сумасбродство и, несмотря на это, водить дураков за нос: ничем я не мог больше рисковать, ни крупицей правды. После моего возвращения Бинь вопрошающе посматривала на меня и, казалось, не знала больше, что предпринять, потому что как раз теперь наметился перелом в войне: американцам угрожал Дьен-бьенфу. 

К счастью, «Медтекс» еще процветал, я играл роль шефа, понемногу разъезжал по стране, хотя атташе и предостерегал меня: «Не все так, как нам хотелось бы, поезжайте лучше домой, если вам непременно хочется ездить». Он беспокоился о моей безопасности и в такой же мере о капиталовложениях фирмы, в которых ему принадлежали несколько процентов. О неприятном инциденте в Бангкоке он не упомянул ни словом, хотя я был совершенно уверен, что в посольстве получили об этом уведомление. Он знал, и я тоже знал, что парижские переговоры все равно что закончились: Америка готовила свое отступление, фирмы закрывались, намечался отток капитала — крысы покидали тонущий корабль. Меж тем война продолжала бушевать, некоторые участки земли я просто не узнавал, ни деревца, ни кустика, ни полей, ни единой человеческой души под Бьенхоа и бесчисленные опорные пункты на побережье, в горах и вокруг Сайгона. По старой привычке я передавал Хоа Хонг свои сообщения, готовые для ночной передачи, хотя мне строжайше было предписано держаться в стороне от любой подпольной деятельности и соблюдать абсолютную дисциплину. Обо всем этом мне не следовало слышать, видеть, знать, лучше всего было бы расстаться с Хоа и снять другую квартиру, чтобы не разрушать подпольные связи, которые она заново налаживала. 


Страница 20 из 71:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19  [20]  21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   Вперед