Воронцов в Алупке
 Главная - Воронцов и его Алупкинский дворец     100 великих дворцов мира  Книги о Крыме   
Заголовок меню
А. Р. Андреев - История Крыма
Лев Гумилев - Древняя Русь и Великая степь
Татьяна Фадеева - Тайны горного Крыма
Лев Гумилев - Этногенез и биосфера Земли
Лев Гумилев - История народа хунну
Юрий Мизун, Юлия Мизун - Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества
Лев Гумилев - От Руси к России
В. Г. Шавшин - Бастионы Севастополя
Литвин Г. А., Смирнов Е. И. - Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г - май 1944 г)
Евгений Тарле - Крымская война
Иоганн Тунманн - Крымское ханство
Эберхард Паниц - Потерянная дочь

Полтора года Аннеле ходила в школу, а потом началась война. Один офицер, который обычно очень рассудительно толковал с нами, принес эту новость как раз тогда, когда друг Йоханнеса был у нас в гостях. У мужчин завязался спор, а через несколько часов у нас в доме появилась полиция, которая до слова хотела знать содержание спора. «Оставьте меня в покое!» — повторял Йоханнес. Это было его излюбленное выражение. Но время было военное, и полицейские увели его друга с собой. Ему предоставили возможность посидеть и обдумать всю серьезность начавшейся первого сентября войны. 

Наше положение вскоре стало донельзя серьезным, потому что английские летчики сбрасывали бомбы на завод, который был замаскирован на пустоши и о котором мы узнали только тогда, когда он вспыхнул ярким пламенем. На наше несчастье после каждого налета его восстанавливали, опять прилетали самолеты и сбрасывали над ним свой груз, а нам в нашей лачуге казалось, что настал конец света. Из-за своего увечья Иоханнес был освобожден от службы, но, наверное, на фронте ему не пришлось бы пережить всего того ужаса, что он пережил здесь. Однажды двум девушкам понадобилось переправиться через Эльбу, несмотря на воздушную тревогу: у них было свидание не то с офицерами, не то с солдатами; Иоханнес не сумел им отказать и повез их. Когда паром был на середине реки, его начали обстреливать с бреющего полета, пули как град сыпались в воду. Иоханнес, пригнувшись, вел паром, который был прикреплен к тросу и потому служил для самолета удобнейшей из всех возможных мишеней. Тогда у него появилась седина в волосах. Паром был продырявлен в шести местах, а одну из девушек только слегка царапнуло пулей. 

Перед такими событиями отступили наши маленькие заботы. И будни, которые раньше казались нам такими тяжелыми, теперь представлялись совсем легкими. Саперные части время от времени наводили мосты через Эльбу, и паром становился ненужным, но нас это не волновало. Заработок уже не имел для нас прежнего значения. На те немногие продукты, которые можно было купить по карточкам, наших грошей всегда хватало. Да и другую работу было не трудно найти: на подземном заводе или в кухне военной части,— люди были нужны всюду, даже инвалиды, старики, женщины. Помещик, который тем временем стал бургомистром и амтсляйтером, и слышать ничего не хотел об увольнении. Наш паром, единственный на всю округу, имеет стратегическое значение, говорил он. 

«Стратегическое значение имеет то, что я вожу солдатам девок»,— язвил Иоханнес. Со времени ареста своего друга он очень изменился и вел такие разговоры, которые меня и удивляли, и пугали. Он отказывался давать напрокат лодку солдатам, хотя именно для этого ее и смастерили. Почему — он, по-видимому, и сам толком не знал. 

В последний военный год солнечным сентябрьским утром он пошел с дочкой в школу и сказал на пороге дома, я хорошо слышала его слова: «Война не будет длиться вечно, а после войны здесь все переменится». Как всегда, я долго смотрела им вслед. Примерно через полчаса — на три-четыре самолета и несколько зенитных очередей я и внимания почти не обратила — наш ребенок был убит. Домой муж вернулся с мертвым ребенком на руках. Зенитчикам хотелось заслужить награду, и они повели стрельбу по тем самолетам — осколки снарядов сыпались на дорогу. 

Йоханнес не находил себе места от боли, потому что не смог помешать этому, потому что свет его очей рядом с ним, в его руках был убит. Он не ждал похорон. Он убежал от всего, а через несколько недель написал из Ганновера, что никогда не вернется. Ведь, кроме ребенка, нас ничто не связывало. 

Женщина со вздохом откинулась назад и сказала: 


Страница 33 из 71:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32  [33]  34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   Вперед