Воронцов в Алупке
 Главная - Воронцов и его Алупкинский дворец     100 великих дворцов мира  Книги о Крыме   
Заголовок меню
А. Р. Андреев - История Крыма
Лев Гумилев - Древняя Русь и Великая степь
Татьяна Фадеева - Тайны горного Крыма
Лев Гумилев - Этногенез и биосфера Земли
Лев Гумилев - История народа хунну
Юрий Мизун, Юлия Мизун - Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества
Лев Гумилев - От Руси к России
В. Г. Шавшин - Бастионы Севастополя
Литвин Г. А., Смирнов Е. И. - Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г - май 1944 г)
Евгений Тарле - Крымская война
Иоганн Тунманн - Крымское ханство
Эберхард Паниц - Потерянная дочь

Однажды вечером появился моторизованный патруль, эсэсовцы. Они загнали свои заведенные мотоциклы с колясками в сарай. Нам было велено выкатываться, у них якобы есть приказ занять помещение. Я вступила с ними в спор. Собака залаяла, шерсть у нее на загривке встала дыбом. Она прыгала и рвалась с веревки, пока молодой солдат со светлыми волосами не подошел к ней и не сказал ласковым голосом: «Успокойся, малыш, иначе ты накличешь на нашу голову Томми!» И собака послушалась, хотя в сарае по-прежнему тарахтели мотоциклы и из всех дыр несло бензином, даже сквозь соломенную крышу. Автомобили все прибывали, наконец затормозил грузовик, из которого выпрыгнул офицер. «Черт возьми!— закричал он.— Черт возьми, что за беспорядок!» От его крика собака снова залаяла, еще яростнее, чем прежде. Дружелюбный солдат уже не успокаивал животное, а только не отрываясь смотрел на оружие в руках офицера. Мы с мужем тоже смотрели на него. Он держал автомат, тонкий ствол которого был направлен на овчарку. Над двором прогремела очередь. Животное еще раз рванулось на веревке и распласталось под окном. Я боялась, что муж бросится на офицера, но он стоял перед ним со сжатыми кулаками и не двигался. 

Я терялась в догадках, не зная, чем может обернуться для нас бряцание оружием, возгласы на швабском диалекте и суета во дворе. У бочки с дождевой водой я увидела молодого солдата — он был по пояс раздет, лицо в мыле. Солдат шагнул ко мне и прошептал: «Хотите сто марок? Мне необходима какая-то гражданская одежда, что-нибудь, только срочно!» Он обтер рукой мыло, и я увидела, что у него красивое мужественное лицо, белокурые вьющиеся волосы мокрыми прядями падали ему на лоб. Его глаза, темные, немного холодноватые, беспокойно сновали от меня к его товарищам. «Я мог бы сейчас спрятать шмотки в коляске,— сказал он. Слова вырывались из него требовательно и настойчиво.— Через пять минут мы уедем. Помогите мне!» Я спросила: «Все уезжают?» Ведь они могли окопаться в прибрежных траншеях, и нам пришлось бы бежать отсюда. Он ответил: «Все! Через Эльбу! Русские позади, будь они прокляты! Вы должны мне помочь!» Думая о нашей дочери, о всей нашей жизни, я возразила ему: «Я должна вам помочь? А кто поможет нам? Кто помог нам хоть когда-нибудь?» Солдат вытащил три купюры по пятьдесят марок и протянул мне. «Вот вам стр пятьдесят марок, у меня нет больше ни минуты!» Мимо нас проехал мотоцикл, потом офицерская машина. Кто-то крикнул: «Внимание!» Солдат с проклятьем отскочил к бочке и натянул свою униформу. В петлицах поблескивали знаки СС, на пряжке тоже. «Дайте же мне наконец одежду! — прошептал он, одевшись.— Черт возьми, если я задержусь здесь, то это покажется подозрительным». Я не ответила и вошла в дом. Из головы не выходил молодой солдат, так дрожавший за свою жизнь. Из окна мне было видно, что он не пошел в сарай, где стоял его мотоцикл, а подошел к моему мужу. Он вложил ему в руку деньги и что-то сказал. 

В следующую минуту раздался оглушительный шум. Мотоциклисты выводили из сарая свои машины, в развевающихся на ветру дождевиках вскакивали на сиденья. Один крикнул: «Паромщик, давай!» Это был молодой белокурый солдат, он оглянулся на меня, выводя мотоцикл к мосткам. Только сейчас я увидела, что офицер бросил горящую тряпку в свою машину и толкнул ее к воде. Пламя вспыхнуло, прежде чем машина погрузилась в воду. На другом берегу патруль поспешно удалился прочь. Они двинулись сначала на север,~потом на юг, что мы определили по облакам пыли. Когда муж причалил к нашему берегу, я сказала: «Теперь эсэсовцы не знают, в какую сторону им кинуться». «Пусть провалятся ко всем чертям»,— ответил он в сердцах. Он вытащил те пятидесятимарковые бумажки и отдал их мне. «Как это ты с ним о чем-то договорилась? Солдат утверждает, он о чем-то с тобой договорился и вернется назад». Муж не оставил меня в покое, пока не узнал, за что были даны деньги. Тогда он съязвил: «Значит, теперь они просят у нас милостыни? Ни единой тряпки они не получат у нас за свои паршивые деньги». Он поклялся, что не перевезет через Эльбу ни одного эсэсовца. И уж подавно ни одному не поможет переодеться и уйти от ответа и расплаты. 


Страница 35 из 71:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34  [35]  36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   Вперед