Воронцов в Алупке
 Главная - Воронцов и его Алупкинский дворец     100 великих дворцов мира  Книги о Крыме   
Заголовок меню
А. Р. Андреев - История Крыма
Лев Гумилев - Древняя Русь и Великая степь
Татьяна Фадеева - Тайны горного Крыма
Лев Гумилев - Этногенез и биосфера Земли
Лев Гумилев - История народа хунну
Юрий Мизун, Юлия Мизун - Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества
Лев Гумилев - От Руси к России
В. Г. Шавшин - Бастионы Севастополя
Литвин Г. А., Смирнов Е. И. - Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г - май 1944 г)
Евгений Тарле - Крымская война
Иоганн Тунманн - Крымское ханство
Эберхард Паниц - Потерянная дочь

— Нет, я тоже никогда-никогда не выйду замуж! На следующее утро Ганс стоял перед угловым домом, 

в котором она жила. Вчера они расстались очень быстро, Виктория только сказала на прощанье: 

— Пока, истопник! Уж очень ты здорово распалился! Он толком не помнил, за какой дверью она исчезла — 

слева или справа. Смотрел вверх на окна, хотел позвать: «Виктория!» Она единственная из всех не была пьяна, только все смеялась. И поправила ему галстук, когда он предложил покататься на велосипеде; в котором часу они условились встретиться — в десять, полдесятого или в двенадцать,— он уже не помнил. И теперь метался взад и вперед, останавливал велосипед то у одной двери, то у другой, снова возвращался на угол. В конце концов он нажал на велосипедный звонок и трезвонил до тех пор, пока Виктория не пришла. 

Было жарко, как и в день свадьбы Файта. Они ехали не спеша и вспоминали, как запихнули Дюбека в такси. Тогда они видели его в последний раз. Со всеми остальными приходилось встречаться: на стройках, в министерствах, на конференциях и съездах, на автобусной остановке в Берлине. Порой читали о ком-нибудь в газете, видели на фотографии изменившееся, пополневшее и все же такое знакомое лицо на фоне строительных лесов, кранов и легких железобетонных конструкций. Только о Дюбеке не было ни слуху ни духу — вот уж чего никто не ожидал. 

— Мы упорные велосипедисты, Дюбек — непутевый гений, а тебе, истопник, пора взяться за учебу! — во все горло кричала Виктория. 

За сетью дорог, за железнодорожными колеями, реками и каналами, там, где сочные луга и узкие лесополосы окружали россыпь домов, вдали от центра с его шумом, на холме, единственном во всей округе, стоял маленький замок — цель их путешествия. 

— Нам его показал старик Меркель, а Дюбек, как всегда, разворчался, он такие вещи считает безвкусицей,— рассказывала Виктория. 

— А мне нравится,— сказал Ганс, радуясь, что они с Викторией улизнули из города, от Дюбека и всего прочего. Разве он что-нибудь смыслит в архитектуре? На крыше замка виднелась пестро раскрашенная металлическая фигура — усатый китаец с раскрытым зонтиком. 

— Зонтик от дождя, нет, от солнца. Вот здесь-то и чувствуется безвкусица,— строго и серьезно заметила Виктория.— Зонтики на крышах, да и вообще такие замки никому не нужны, а значит — безвкусица! 

Гансу не хотелось спорить, но она несколько раз повторила: «Дюбек, да, Дюбек!» — и это обидело его и разбудило ревность. А она опять засмеялась, схватив вело- 

сипед, устремилась вперед и уже не обращала внимания ни на замок, ни на китайца на крыше. 

— В Доббертин,— крикнула она и умчалась.— Серьезно, после института я поеду в Доббертин,— пояснила она, когда он догнал ее.— Поедешь со мной? 

Тогда-то он понял, что Виктория привыкла быть первой, победительницей и намерена оставаться ею вечно. Показала ему замок, а потом посмеялась, потому что замок ему понравился. И сейчас она тоже тихо, беззвучно смеялась. Теперь уже примирительно, немного устав от споров и полуденной жары, и думала, наверное, о том, как далеко до мекленбургского Доббертина, где она собиралась строить дома, школы, фабрики, город и совсем новый мир. 

— Через год я окончу институт,— сказала она,— а 1ам и ты приедешь. 

Резная скамейка из песчаника с каменными львами по бокам, словно созданная для китайца, если бы он мог спуститься с крыши. Замок (по крайней мере крыша с пестрой фигурой) все еще виднелся за деревьями парка. До Доббертина было действительно очень далеко. 

— Давай пока немножко отдохнем. 

Для поссорившейся парочки скамья оказалась тесновата, а камень чересчур нагрелся от солнца. Они уселись рядом, и жара и усталость заставили их забыть обо всем, даже о намерении Виктории никогда не выходить замуж 

— Этот Дюбек, нет, подумать только! — говорила она. 

У Дюбека и Файта все позади, экзамены сданы на «отлично», теперь перед ними открыт путь в Доббертин, где им предстоит среди песка и сосен строить новый мир. 

— А мы придем вслед за ними,—заявила она, больше не вспоминая о китайце на крыше и обо всем остальном, что их разделяло. 


Страница 43 из 71:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42  [43]  44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   Вперед