Воронцов в Алупке
 Главная - Воронцов и его Алупкинский дворец     100 великих дворцов мира  Книги о Крыме   
Заголовок меню
А. Р. Андреев - История Крыма
Лев Гумилев - Древняя Русь и Великая степь
Татьяна Фадеева - Тайны горного Крыма
Лев Гумилев - Этногенез и биосфера Земли
Лев Гумилев - История народа хунну
Юрий Мизун, Юлия Мизун - Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества
Лев Гумилев - От Руси к России
В. Г. Шавшин - Бастионы Севастополя
Литвин Г. А., Смирнов Е. И. - Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г - май 1944 г)
Евгений Тарле - Крымская война
Иоганн Тунманн - Крымское ханство
Эберхард Паниц - Потерянная дочь

4. Зерран — приозерная деревенька, всего-навсего два или три десятка домов. Когда они впервые пришли на озеро, Виктория открыла там остров, где паслись телята. 

— Как они туда доплыли? — заинтересовалась она. Ганс стоял на берегу и смеялся, а она изображала, как телята плавают.— Или, может быть, есть особый коровий пароход? Ты себе можешь представить, как они выезжают на прогулку, милый? А вдруг они всегда живут на острове: тут рождаются, пасутся. Тут же их и забивают. Брр... Не хотелось бы мне быть на их месте! 

Они разделись и бросились в воду. Виктории хотелось на остров. Она плыла, поднимая фонтаны брызг, выдергивала водоросли и бросала их ему в лицо. Потом выскочила на берег, диким, неистовым вихрем пронеслась через стадо. Не хватало только, чтобы она ухватила быка за рога, прыгнула ему на спину и ускакала. Наконец Ганс поймал ее и притянул к себе! 

— Загадай желание! 

В деревне перешептывались: «Кто в Зерране обручится, у того семеро детей родится». Крестьяне, у которых они жили, считали их женихом и невестой, радовались предстоящей свадьбе и тайно готовились к ней. На прибрежных лугах росли шампиньоны, Виктория каждый день собирала по целой корзинке. 

— Можно зарезать кур,— сказала хозяйка. Она намекала: одних грибов для свадебного обеда мало. 

Ее муж, председатель кооператива, бодро добавил: 

— И у нас хорошее фруктовое вино. Хотите попробовать? 

Они осушили несколько бутылок, спели какую-то песню на местном диалекте, и захмелевший Ганс пообещал: 

— Вот уберем урожай, а там и на свадьбе погуляем! Пришли и другие жители деревни, веселые девушки и парни, охочие до танцев. Все радовались предстоящей свадьбе. В деревенском доме было тесновато, поэтому танцевали в саду и на лугу, у самого озера. Виктории хотелось на остров, она потащила Ганса за собой, сбросила одежду на траву и сказала: 

— А коровы и вправду остаются там до зимы, потом за ними посылают Ноев ковчег и привозят домой. Аминь. 

Она далеко опередила его, потом вдруг заколотила руками по воде, закричала: 

— Ганс, милый, на помощь! 

Он едва видел ее в сумерках, что есть мочи плыл наугад, а когда оказался рядом и схватил ее за плечи, она звонко расхохоталась, обняла его: 

— Поцелуй меня! 

Эту ночь они провели на острове, в обществе телят, хранивших невозмутимое спокойствие. 

— Семеро детей! Нет, тогда уж лучше сыграть свадьбу не в Зерране,— сказала Виктория, устало лежа в его объятиях.— Или, может быть, все равно: ребенком больше или меньше, как ты думаешь? 

В этой деревне — ее называли еще и «свадебной» — вправду было полно детей. Каждое утро у их дверей стоял какой-нибудь карапуз и объявлял: 

— А мы сейчас поедем в поле! 

Ганс спешно натягивал брюки и уходил. Виктория махала ему вслед, когда он проезжал мимо на тракторе. Она не любила работать в поле. Уходила с книгой на прибрежный луг. 

— Последние каникулы — хочу нагуляться вволю! 

У него же до приезда в Доббергин еще три долгих студенческих года. И она упивалась победой: потому что обогнала его в учебе, потому что могла удачно ответить на его вопросы. 

5. Виктория все говорила, строила планы и заготовила даже сказку для семерых детей, которых им напророчили. Между тем леса вокруг большого озера мало-помалу желтели. *После полудня только узкая полоска берега была освещена солнцем, а остров с пасущимися телятами, когда стлался туман, словно проваливался на дно озера. 

— Такова воля русалки.— И Виктория рассказала ему историю, услышанную от Бориса — поэта, который был в нее влюблен.— Ревновать не стоит,— сказала она и обняла Ганса.— Сказки поэтов — сплошная выдумка. 

Один длинноволосый, седой как лунь профессор часто рыбачил на косе. Некогда он был истопником, потом стал экономистом. Жители деревни видели, как рано утром он шел на озеро, а вечером возвращался. Никто не знал, как его зовут и откуда он взялся. Да если бы и знали, остались бы при своем мнении: дело тут нечисто. Кое-кто мог поклясться, будто однажды он сказал в трактире: «Я знаю, сколько стоит кружка пива, но позволю себе усомниться, что за три кружки — если подходить со строго экономической точки зрения — надо платить втрое больше». 


Страница 45 из 71:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44  [45]  46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   Вперед