Воронцов в Алупке
 Главная - Воронцов и его Алупкинский дворец     100 великих дворцов мира  Книги о Крыме   
Заголовок меню
А. Р. Андреев - История Крыма
Лев Гумилев - Древняя Русь и Великая степь
Татьяна Фадеева - Тайны горного Крыма
Лев Гумилев - Этногенез и биосфера Земли
Лев Гумилев - История народа хунну
Юрий Мизун, Юлия Мизун - Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества
Лев Гумилев - От Руси к России
В. Г. Шавшин - Бастионы Севастополя
Литвин Г. А., Смирнов Е. И. - Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г - май 1944 г)
Евгений Тарле - Крымская война
Иоганн Тунманн - Крымское ханство
Эберхард Паниц - Потерянная дочь

Короче говоря, он мало-помалу отошел от науки, потому что страдал постоянными головными болями. По совету врачей он менял занятия и место жительства, надеясь таким образом излечиться, и наконец очутился с маленьким чемоданчиком в Зерране, поселился у здешних крестьян — супружеской пары с тремя детьми-школьниками. Он был спокойным, скромным постояльцем: за квартиру платил вовремя, воду для умывания носил с колонки сам, был непривередлив — вместе со всей семьей ел за кухонным столом простую деревенскую пищу. 

К сожалению, в маленькой деревушке из любого пустяка умеют раздуть сплетню. Чужака невзлюбили уже за то, что он все время проводил с удочкой, а сам рыбу не ел. Правда, хозяева любезно благодарили его вечером за улов, нередко богатый, но тайком выбрасывали рыбу 

на помойку и даже кошек от нее отгоняли Хорошо хоть, добыча время от времени попадала в руки детей, которые поначалу втихомолку сами лакомились жареной рыбой, а там и подозрения взрослых развеяли, так что в конце концов у профессора от покупателей отбою не было. И с ним самим все получилось так же, как с его рыбой: первое время к профессору относились с недоверием, зато потом крестьяне полюбили его, и он стал всюду желанным гостем. Деревня сумела переварить профессора, хотя кое у кого кость застревала в горле, когда порой педантизм экономиста брал верх и он принимался читать нотации по поводу бесхозяйственности в кооперативе. 

И вот в один дождливый день профессору попалась до того невероятная добыча, что ему и в голову не пришло поделиться ею с жителями деревни. Бамбуковое удилище гнулось и грозило сломаться, леска дергалась, будто клюнула огромная рыба. С большим трудом профессор изловчился, подцепил добычу сачком и вытащил на сушу. Это была не рыба, а русалка, которая нечаянно проглотила наживку, предназначенную для щук. Крючок глубоко вонзился в верхнюю губку, и поэтому она вначале не могла ни говорить, ни отбиваться, ни жаловаться на злую долю. Ей оставалось лишь покорно ждать, как поступит с нею этот человек. А он завернул ее в свой пиджак, незаметно отнес в сумерках домой, уложил в постель. Но в деревне трудно сохранить тайну, даже пустяк дает пищу слухам и сплетням. Тут же заметили, что профессор не раздавал, как прежде, улов, не жаловался на головную боль, не появлялся у пивной стойки и вообще прекратил всякое общение с людьми. Хозяевам, одолевавшим его вопросами, он коротко сообщил, что к нему приехала племянница, просил не беспокоить, дать вторую подушку и приносить завтраки, обеды и ужины на двоих. Любопытных он и на порог не пускал, позволив войти одному лишь врачу, да и то поневоле. Врача же до того ослепила красота девушки, что он не заметил рыбьего хвоста, которым русалка нечаянно сбросила одеяло: удаление крючка — во время летних отпусков такое не редкость — было болезненным. Лишь позже ему показалось, будто бы он видел что-то неладное. 

До поры до времени профессор и русалка жили душа в душу. 

— Я счастлива, что ты вытащил меня из водной стихии на землю,— сказала девушка, освободившись от крючка и вновь обретя дар речи.— В воде царит жестокий закон: большие охотятся на маленьких, сильные пожирают слабых. Раньше и я жила по этому закону: убивала и сама страшилась смерти. А теперь хочу узнать у тебя, что такое быть человеком. 

Профессор взял ее за руку и долго держал, не говоря ни слова: впервые в жизни он задумался над тем, что, помимо наскучивших ему правил, балансов и цифр, есть еще человеческий закон, который он должен объяснить русалке, если не хочет ее разочаровать или потерять. 

— Сомневаюсь, что такой закон вообще существует,— сказал он после долгого раздумья.— На земле живут миллиарды* разных людей, много народов со своими собственными законами, хорошими и дурными. 

— Ну а как здесь? — спросила русалка и посмотрела из окна на беспокойную деревню Зерран, на трактористов в поле, на рыбаков в лодках, на учителя, который что-то оживленно рассказывал у раскрытого окна школы.— Наверное, у них слишком много работы и поэтому совсем нет времени изучать человеческий закон. 


Страница 46 из 71:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45  [46]  47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   Вперед