Воронцов в Алупке
 Главная - Воронцов и его Алупкинский дворец     100 великих дворцов мира  Книги о Крыме   
Заголовок меню
А. Р. Андреев - История Крыма
Лев Гумилев - Древняя Русь и Великая степь
Татьяна Фадеева - Тайны горного Крыма
Лев Гумилев - Этногенез и биосфера Земли
Лев Гумилев - История народа хунну
Юрий Мизун, Юлия Мизун - Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества
Лев Гумилев - От Руси к России
В. Г. Шавшин - Бастионы Севастополя
Литвин Г. А., Смирнов Е. И. - Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г - май 1944 г)
Евгений Тарле - Крымская война
Иоганн Тунманн - Крымское ханство
Эберхард Паниц - Потерянная дочь

— Они трудятся, это и есть высший закон,— возразил профессор.— Всех бездельников давно прогнали. 

— О, тогда они не потерпят, чтобы мы тут бездельничали,— испугалась русалка.— Прошу тебя, давай попробуем жить, как эти люди, по их законам. 

Профессор попытался успокоить ее: 

— Размышление — тоже труд, а моя профессия требует размышлений. 

Купив кресло-коляску, он усадил туда закутанную в одеяла русалку и решил покатать ее по деревне. Любопытным он говорил, что его племянница парализована, а ей объяснил: 

— Я вынужден лгать, а то нам не дадут покоя. 

Он влепил пощечину молодому парню, который с первого взгляда влюбился в прекрасную девушку и уже протянул руки, чтобы пересадить ее на свой мотоцикл. 

— Мне приходится быть жестоким и неумолимым,— сказал профессор русалке.— Иначе неприятности будут подстерегать нас на каждом шагу. 

Потом наловил для нее в озере рыбы (рыбу она любила больше всего). Однако жестокость, с какой профессор ловил рыбу, потрошил и жарил, возмутила русалку, а он признался: 

— И тебя я так же поймал. Будь ты не русалкой, а рыбой, я бы и тебя умертвил. 

С этого дня в их жизни что-то разладилось. Профессор изо всех сил в самых изысканных выражениях тщился растолковать ей человеческий закон, но она не-верила, когда он говорил об истине, добре и мире на земле, а сам тут же выключал радио, сообщавшее о мошенничествах, голоде и войнах в далеких странах. Ему приходилось лгать вновь и вновь, даже быть жестоким, чтобы сохранить в тайне, кто живет с ним под одной крышей. Да и она была не без греха: ведь не устояла — выловила и съела золотых рыбок из хозяйского аквариума. Или, нежась в ванне, которую профессор устроил для нее в комнате, до того громко плескалась, что сбежались дети и начали подглядывать в замочную скважину. Сколько понадобилось уверений и уловок, чтобы рассеять подозрения! Даже одна учительница вмешалась в эту историю, научно доказав, что русалок, сирен и морских богинь в природе не существует, следовательно, никто видеть их не мог, что золотые рыбки исчезли вообще неизвестно как, и директор школы намерен расследовать это через полицию. 

Несмотря ни на что, русалка и экономист любили всем сердцем и по мере сил пытались сделать друг друга счастливыми. Однако мужчину слишком обременяли житейские заботы, а юная женщина, напротив, ничего не делала, праздно сидела в кресле-коляске. Она призадумалась и поняла, что профессор никогда не сможет жить по людским законам, если она останется с ним и ему придется ради нее по-прежнему лгать и быть жестоким. И вот она решила покинуть его и вернуться в озеро, хотя сердце ее и разрывалось от горя. 

Однажды, когда профессор удил для нее рыбу, русалка выпрыгнула из кресла-коляски, с любовью посмотрела на профессора и скользнула в воду. 

— Стой! —в ужасе закричал он и в последнюю минуту успел схватить ее за хвост. 

Он упрашивал ее никогда больше и близко не подходить к озеру, запирал в мансарде, уходя на рыбалку, и велел даже закрывать колодец во дворе — из опасения, что она туда бросится. Когда она откровенно призналась, что намерена по доброй воле расстаться с землей ради его счастья и счастья других людей, он крепко сжал ее в объятиях, заклиная: 

— Я люблю тебя больше всего на свете. 

Эти слова еще больше опечалили ее, потому что теперь он совсем забыл человеческий закон. Хоть и пьянили русалку его поцелуи, хоть и терзали противоречивые чувства — рассудок в ней восторжествовал и повелел тоже лгать и быть жестокой. И она, девственница, сказала ему: 

— У меня будет ребенок, и ты должен отпустить меня в озеро, потому что я могу родить только там. 

Он растерялся от радости и боли, хотел было построить бассейн, где бы он мог всегда видеть ее и охранять. Но она искусно усыпила его бдительность, размечтавшись вслух о подводных растениях, о ракушках и водорослях, о сестрах и братьях — рыбах, которые так нужны ей и ребенку; он поверил ей и покорился. В последний раз он усадил ее в кресло-коляску, повез к озеру и прямо в кресле опустил в воду. Он окликнул ее, когда она погружалась, еще раз увидел, как блеснули слезы в ее глазах, исчезавших среди листьев кувшинок,— во всяком случае, ему так показалось,— и вот уж перед ним ровная гладь озера. 


Страница 47 из 71:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46  [47]  48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   Вперед