Воронцов в Алупке
 Главная - Воронцов и его Алупкинский дворец     100 великих дворцов мира  Книги о Крыме   
Заголовок меню
А. Р. Андреев - История Крыма
Лев Гумилев - Древняя Русь и Великая степь
Татьяна Фадеева - Тайны горного Крыма
Лев Гумилев - Этногенез и биосфера Земли
Лев Гумилев - История народа хунну
Юрий Мизун, Юлия Мизун - Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества
Лев Гумилев - От Руси к России
В. Г. Шавшин - Бастионы Севастополя
Литвин Г. А., Смирнов Е. И. - Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г - май 1944 г)
Евгений Тарле - Крымская война
Иоганн Тунманн - Крымское ханство
Эберхард Паниц - Потерянная дочь

— У непутевой мамаши, имей в виду! 

Птичий выводок, пронзительно галдя, дрался из-за червяка. Больше они не обращали внимания на птиц, а * когда на следующий день взглянули на крышу, обнаружили, что гнездо под дырявой черепицей опустело. В их жизни вдруг сразу так многое переменилось — что в сравнении с этим пустое птичье гнездо? 

Жители Зеррана, глядя на них, качали головами. Хлеб с полей давно убрали, а свадьбы все нет. Куры продолжали сновать по двору, вино так и стояло в погребе. 

— Три большие бутыли,— сказал председатель.— Его можно бы еще подсластить. Может, все-таки хоть попробуете? 

Виктория отказалась: 

— Мы скоро уезжаем. Я начну работать, а для этого нужна ясная голова. 

7. После Зеррана наступило затишье. Писем от Виктории не было. Ни слова в ответ на вопросы, заботы, надежды. Он не выдержал и, чтобы успокоиться, поехал в Доббертин. Виктория как-то раз сказала: «У непутевой мамаши будет ребенок, имей в виду!» Он ждал ее в комнате, где еще не было ни кресел, ни книжных полок. К вечеру Виктория явилась. Закрыв за собой дверь, сделала к нему несколько шагов по пустой огромной комнате и сказала: 

— Я не хочу ребенка, не хочу! 

Она все испробовала. В углу стояли бутылки из-под красного вина, она пнула их ногой и закричала: 

— Я, столько выпила, что у меня до сих пор глаза как у пьяницы, и я, наверное, ввек не протрезвею! — Она совала ему коробочки с таблетками и порошками, которые принесла соседка, чашки с остатками крепчайшего чая.— Эх ты, святой! Думаешь, я когда-нибудь в жизни притронусь к красному вину? Меня тошнит уже при одной мысли об этом. Даже свой ржавый велосипед я забросила. Ездила как черт, по ухабам, по жнивью, по стройплощадке, если хочешь знать, все снадобья испробовала, а толку никакого! 

Она обежала вокруг стола, который казался в пустой комнате слишком маленьким. 

— Я хочу ребенка, а в данном случае решаем мы оба,— сказал он. 

— Ну, если уж на то пошло, это касается моей жизни и моей профессии.— В тот час Виктория думала о новой фабрике среди сосен, общий чертеж которой уже был выполнен. Все остальное ей только мешало.—Здесь нашелся врач, который готов мне помочь. Он работает хирургом на стройке. У него такая верная рука, как у Зауэрбруха 1. 

Хозяйка открыла дверь, принесла кофе с пирогом, села к столу, и на несколько минут хирург —посланец смерти был изгнан из комнаты. Все опять было почти как в Зерране, и он повторил, когда они остались вдвоем: 

— Я хочу ребенка. 

Он не предполагал, что год спустя хозяйка снова поставит на стол пирог, а Виктория скажет: 

— Я оставляю ребенка здесь, позже заберу его к себе. Сейчас она стояла перед ним, уговаривая: 

— Все это мы сможем позволить себе потом, когда я проработаю здесь пару лет. Я ведь только начинаю и, пока не достроена новая фабрика, не желаю бросать работу. 

— Фабрик еще много построят,— заметил он. Виктория сказала: 

— Господи, да ведь и детей много родится. 

В Зэрране чуть не состоялась свадьба — в тот день, когда птенцы разлетелись из гнезда, или после ночи на 

1 Зауэрбрух, Фердинанд (1875—-1951)—знаменитый немецкий хирург. 

острове, или несколькими днями раньше. Однажды он сказал ей: «Брак — это разумная необходимость, заставляющая людей как бы притираться друг к другу Тут уж не побежишь из-за пустяка разводиться, тем более если есть ребенок». «Не думай, что я выйду замуж из-за ребенка»,— сказала она тогда. А сейчас повторила: 

— Если только поэтому нам нужно очертя голову жениться, то я иметь ребенка не желаю. 

— Никто тебя не неволит,— возразил он,— но мы ведь накрепко связаны, Виктория. 

Уже найден врач, который за двадцать минут все сделает: выкидыш на втором месяце, обойдется нормально. Все осложняло решение Ганса: «Я хочу ребенка». 

И почему он хотел ребенка? Чертежи новой фабрики готовы, в сосновом лесу раздавался стук топоров. Комната пуста, и от городских ворог до стройплощадки еще не проложили асфальтированной дорожки. Его поезд через час отправлялся в Лейпциг, а он даже не знал, когда выкроит время, чтобы еще раз наведаться в Доббертин, 


Страница 49 из 71:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48  [49]  50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   Вперед