Воронцов в Алупке
 Главная - Воронцов и его Алупкинский дворец     100 великих дворцов мира  Книги о Крыме   
Заголовок меню
А. Р. Андреев - История Крыма
Лев Гумилев - Древняя Русь и Великая степь
Татьяна Фадеева - Тайны горного Крыма
Лев Гумилев - Этногенез и биосфера Земли
Лев Гумилев - История народа хунну
Юрий Мизун, Юлия Мизун - Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества
Лев Гумилев - От Руси к России
В. Г. Шавшин - Бастионы Севастополя
Литвин Г. А., Смирнов Е. И. - Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г - май 1944 г)
Евгений Тарле - Крымская война
Иоганн Тунманн - Крымское ханство
Эберхард Паниц - Потерянная дочь

Он видел, как Виктория сидела за столом, подперев голову руками; может, она проклинала час их первой встречи, и картошку, и свадьбу Файта, и любезного усатого китайца на крыше замка. 

А может, проклинала Зерран и Доббертин или все вместе. Она дала ему высказаться, едва смотрела на него, а когда он уходил, сказала: 

— Предоставь мне, пожалуйста, решать самой. Конечно, ребенок связан и с отцом, и с матерью. Но разве мы связаны друг с другом? 

8. Тихий переулок за старой доббертинской церковью, кривые лестницы, третья дверь направо, письменный стол, крошечные окна, большие шкафы, папка-скоросшиватель... Мужчина в очках кладет ее на стол, и можно прочитать: «Аня Линднер, родилась 03.04.1961 года». 

— Ты обязан сразу пойти туда, у ребенка должен быть отец,—говорила Виктория. Она сама там уже давно побывала, хотя никто и не сомневался, что родила ребенка она.— Я мать,— гордо объявила она,— а теперь надо официально установить, кто еще причастен к рождению внебрачного ребенка. 

И вот он стоял в комнатушке, предъявлял паспорт и свидетельство о рождении, терпеливо ждал, пока мужчина в очках неспешно листал бумаги, разбирая имя ребенка, потом откинулся в кресле и минуту молча смотрел в подслеповатое окошечко. 

— Да, мать ребенка назвала ваше имя,— наконец проговорил он и грустно посмотрел на Ганса.— Вы, конечно, можете не соглашаться, а сие означает, что отцовство будет установлено юридически или вам придется искать свидетелей, которые могли бы подтвердить, что мать ребенка в спорное время имела половые сношения с другими лицами и вы, господин Рихтер, вовсе не можете считаться отцом или же ваше отцовство весьма проблематично. 

— Нет,— сказал Ганс. 

Мужчина за письменным столом взглянул на него, удрученно покачав головой. 

— Что значит «нет»? Не торопитесь, обдумайте все как следует. Ребенок никуда не убежит, он здесь. Речь идет лишь о том, придется ли вам в последующие восемнадцать лет платить алименты, ни о чем более. 

— Я отдаю себе во всем полный отчет, я все обдумал,— смущенно уверял Ганс. 

— А потом пойдете на попятный! — укоризненно воскликнул мужчина и показал на полки с папками.— Вы и не подозреваете, какая бывает канитель, когда вначале подписывают документ, а потом пытаются его опротестовать. Ужас! 

— Но я не собираюсь ничего опротестовывать. Поверьте. Я отец ребенка, я хотел его и буду о нем заботиться, насколько это в моих силах. 

Он подошел вплотную к письменному столу, где мужчина теперь недовольно просматривал подшитые бумаги: денежная субсидия на ребенка, справка о прививках, сведения об отце, сообщенные Викторией, обоснование, почему девочка будет находиться в Доме ребенка, ходатайство предприятия. 

— Да, пока дочь останется в Доме ребенка,— сказал Ганс, вспомнив небесно-голубой замок в парке, где встретился с Викторией; его тогда еще поразил ее примирительный тон: «Приезжай сюда в конце следующей недели, я свободна и буду рада тебе». 

И они шли по городу рядом, болтали обо всем и ни о чем, смеялись, поглядывая друг на друга,— живо вспомнилось былое. Возле старой доббертинской церкви она остановилась и сказала: «А теперь поднимись на третий 

этаж, войди в третью дверь направо и оформи Анины документы. Ребенок без отца — позор!» 

Еще одна улыбка, крепкое рукопожатие — пора возвращаться к чертежной доске, сроки поджимали, как водится. 

— Итак, дочь будет находиться в Доме ребенка, родители живут раздельно, сочетаться браком не намерены,— брюзжал мужчина за письменным столом, устало подпершись рукой. Но теперь он уже готов был смириться с положением вещей.— По новому закону право на воспитание внебрачных детей целиком передается матери, так-то,— весьма невежливо добавил он и протянул Гансу бланк: — Подпишите, пожалуйста. 

Ганс бегло просмотрел напечатанные строчки и то, что было вписано от руки — отец и мать, имя и адрес, небольшая сумма, которую он, как студент, должен был платить ежемесячно,— сказал: «Конечно», поставил свою подпись и думал при этом о своих словах: «Я хочу ребенка»— и о приглашении Виктории навестить ее в выходной. Заглядывать дальше в будущее он не отваживался. 


Страница 50 из 71:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49  [50]  51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   Вперед