Воронцов в Алупке
 Главная - Воронцов и его Алупкинский дворец     100 великих дворцов мира  Книги о Крыме   
Заголовок меню
А. Р. Андреев - История Крыма
Лев Гумилев - Древняя Русь и Великая степь
Татьяна Фадеева - Тайны горного Крыма
Лев Гумилев - Этногенез и биосфера Земли
Лев Гумилев - История народа хунну
Юрий Мизун, Юлия Мизун - Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества
Лев Гумилев - От Руси к России
В. Г. Шавшин - Бастионы Севастополя
Литвин Г. А., Смирнов Е. И. - Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г - май 1944 г)
Евгений Тарле - Крымская война
Иоганн Тунманн - Крымское ханство
Эберхард Паниц - Потерянная дочь

— Прошу вас,— сказала сестра, подошла к матери Ганса и протянула руки.— Пожалуйста, отдайте мне девочку, ее нужно положить в кроватку. 

На кухне стало тихо. В большой зал сбежались дру* гие сестры, постарше и помоложе, все в белых халатах, зашушукались, одна громко сказала: 

— Марга, не надо было их вообще сюда пускать. 

А одна молоденькая девчонка-повариха, лет восемнадцати, пригрозила: 

— Если не отдадите, вызовем полицию. 

Один за другим стали просыпаться дети, беспокойно зашевелились в кроватках, стараясь приподняться, и тоже заплакали. 

— Ну,— сказал Ганс и подошел к матери, зная, что должен что-то предпринять, положить конец неприятной 

сцене.— Ну, мама,— повторил он, кладя ей на плечо руку. При этом он нечаянно коснулся головы ребенка, мягких как пух потных волосиков, ощутил тепло детского тельца и заглянул в широко раскрытые глаза дочери, не похожие ни на его собственные, ни на чьи другие. Они смотрели отчужденно и вопросительно. Минуту он оторопело стоял с протянутой рукой, глядя на малышку, потом обратился к сестре: — Я отец ребенка. Мы хотели бы забрать Аню к себе. 

— Мы возьмем ее сейчас же,— не унималась мать. 

— Мы все уладим по закону,— сказал он,— а пока Аня еще несколько дней останется здесь. 

Старая женщина покачала головой, обернулась в одну, в другую сторону — кругом сестры — и сказала громко и укоризненно: 

— У Ани пролежни, за ней тут нет надлежащего ухода. 

— Послушайте,— крикнула дерзкая восемнадцатилетняя девчонка,— это уже слишком! Сейчас же отдайте ребенка! 

— Прошу тебя! — Ганс решительно взял у матери ребенка, снова пристально посмотрел в темные глаза, на мгновение забыв о криках и перебранке. Потом, словно издалека, донесся голос матери: она внушала сестрам, что ребенка надо переворачивать на бок, на спину, на живот, чтобы голова развивалась правильно и была хорошей формы. Он подошел к кроватке, бережно положил в нее дочь, выпрямился и сказал: — Ничего, скоро мы снова придем. 

Мать только добавила: 

— Да, скоро.— Но все не двигалась, и Гансу пришлось буквально тащить ее к двери. 

Было уже поздно, вряд ли им удастся еще застать мужчину в очках за письменным столом. 

— Вон там, за церковью,— сказал Ганс. 

Они были где-то на окраине. Рядом — суматоха стройки, путь преграждали глубокие канавы, курилась пыль, громыхали грузовики, трактора тащили за собой бревна. Разве тут поймешь, о чем говорит мать? И что толку в планах, если мужчина в очках уже ушел домой, закрыв на ключ контору на третьем этаже, третью дверь справа, за которой стоят полки, набитые бумагами? А среди них папка с документами Ани Линднер, его дочери, которую он не хотел отдавать Виктории, если та вдруг вернется— 

завтра или спустя годы, упирая на договор: «Я заберу ребенка, как только смогу». Но все же он еще надеялся и верил, что придет конец разлуке и обману; ему дороги и Виктория, и ребенок, та и другая были нераздельны и принадлежали этому миру. 

А в переулке среди домишек, перед табачным киоском, они встретили мужчину в очках. Ганс бросился ю нему: «Герр...» (имя он забыл). Заметив, что тот купил сигареты, но забыл спички, обшарил свои карманы, ничего не нашел, сбегал к киоску, купил коробок спичек, дал мужчине прикурить. А мать сразу перешла в наступление: она говорила и говорила — и добилась-таки, что мужчина повернул обратно и еще раз поднялся на третий этаж, в третью дверь направо. 

— Она на Западе,— сказала мать, выговаривая слово «Запад» так, словно речь шла о преисподней. Морщась, закашлялась от сигаретного дыма, присела, потому что очень устала за день.— Послушайте, пусть даже она вернется,— сердито продолжала мать,— разве вы поручитесь, что она воспитает ребенка как следует? Да ее самое еще надо воспитывать. Нет, нельзя позволить, чтобы подобная женщина забрала ребенка, да еще утащила его на Запад. Да, да утащила! Я этого не допущу! 


Страница 56 из 71:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55  [56]  57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   Вперед