Воронцов в Алупке
 Главная - Воронцов и его Алупкинский дворец     100 великих дворцов мира  Книги о Крыме   
Заголовок меню
А. Р. Андреев - История Крыма
Лев Гумилев - Древняя Русь и Великая степь
Татьяна Фадеева - Тайны горного Крыма
Лев Гумилев - Этногенез и биосфера Земли
Лев Гумилев - История народа хунну
Юрий Мизун, Юлия Мизун - Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества
Лев Гумилев - От Руси к России
В. Г. Шавшин - Бастионы Севастополя
Литвин Г. А., Смирнов Е. И. - Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г - май 1944 г)
Евгений Тарле - Крымская война
Иоганн Тунманн - Крымское ханство
Эберхард Паниц - Потерянная дочь

Файт повернулся к нему, улыбнулся и протянул руку: 

— - Что ж, до воскресенья, а там видно будет. 

15. Тридцатилетний мужчина, со школьных времен в вечных переездах, привыкший к общежитиям, частным квартирам, гостиницам, баракам, вдруг очутился в уютно обставленной квартире крупноблочного дома типа П-2. Он знал не только стоимость строительства, но и размеры комнат, дверей и окон, думал о семьях, которые когда-нибудь поселятся в этих домах, об обоях, о разной мебели, коврах, полках с множеством книг, гардинах, лампах, вазах с цветами и разбросанных детских игрушках. Он думал при этом и о Виктории, и о ребенке, и на секунду все здесь показалось ему близким, будто это был его собственный мир. 

Георг Файт открыл ему дверь и позвал: 

— Эрика, у нас гость! 

520 

Ганс пришел сюда как гость, и Эрика радостно поздоровалась с ним. 

— Ну наконец-то заглянул к нам,— сказала она и пожала ему руку.— Не споткнись о кубики — вот что значит дети в доме. 

Для четырехлетнего Фреда и трехлетней Эвы он был чужим, одним из тех, кому полагалось застенчиво подать руку и сказать: «Здравствуйте!» Поздоровавшись, оба молниеносно скрылись в детской. 

— Ну и команда! — извинялся Георг. 

Много воды утекло с тех пор, как они в Лейпциге пили грушевый пунш (на самом деле, как уверял Георг, он был персиковый — невероятная смесь кислого вина и консервов). 

— На свадьбу ушли все наши сбережения,— смеясь, добавила Эрика.— А когда вы еще и рюмки разбили о стену, мы совсем обанкротились. 

Осматривая квартиру, Ганс заметил стулья с резными спинками, кресла, обитые пурпурным бархатом. Все это Георг купил за бесценок после того самого банкротства у старьевщика. Железная кровать, два года служившая Файтам супружеским ложем, принадлежала когда-то лейпцигской квартирной хозяйке. Теперь же она была недостаточно хороша даже для маленького Фреда. Деньги на телевизор марки «Ре'мбрандт» с крошечным кинескопом Георг сэкономил из стипендии во время московской стажировки. Позже Файтам стало полегче. Эрика показала на гардины в гостиной: 

— Это моя первая премия. Тогда так и платили натурой, вон она висит. 

Работая в Белене и в Доббертине, она отошла от математики, занялась статикой, участвовала в проектировании, за это ее не раз награждали. 

— Время от времени полирую ордена,— весело сказала Эрика.— У меня сейчас времени достаточно: снова жду ребенка. 

Георг Файт любил играть в шахматы, Ганс тоже. И вот они склонились над доской. Делая первые ходы, еще немножко поговорили, потом воцарилась тишина. Эрика лежала на кушетке, читала книгу, а Георг смотрел поверх фигур и, когда жена порой глубоко вздыхала, улыбался ей. 

Она долго терпела молчание мужчин, листала книжку, задерживаясь на некоторых страницах, потом не выдержала: 

— Слушайте, отвлекитесь-ка на минутку.— И весело прочла вслух несколько фраз, а потом назидательным тоном осведомилась: — Вы слушали? Помните Дагмар Андрик? Тоже в своем роде Каренина, разве что под поезд никогда не бросится, потому что еще студенткой догадалась вовремя сбежать от страстной любви в математику. Вам известно, что она развелась во второй раз и уехала на Кубу копаться в проектах нового нефтеочистительного завода? То-то она недавно потешалась, узнав от меня по телефону, почему я не смогла поехать вместе с ней! 

Георг подмигнул жене. Позиция на доске складывалась для него выгодно, а что касается Анны Карениной— он имел собственную четкую концепцию. 

— Непоследовательность до добра не доводит, и Даг-ги об этом знает,— сказал он.— Потому и бросает мужа, прежде чем обманет. Умеет жить — по-своему это тоже гениальность. 

Ганс покачал головой: 

— Ох уж эти мне гении! 

На щеках у Эрики появились насмешливые ямочки. 

— Ничего вы не понимаете. Боюсь, скоро вообще понадобится особый словарь, чтобы растолковать вам, как мыслит современная женщина, которая ведь действительно стала иной. 

Ганс ясно представил себе Дагги, приятельницу Виктории, и ее друга Вольфганга; он жил в Майнце и каждый день засыпал ее все более сумбурными письмами, а ей тем временем приглянулся доктор философии из Мей-сена, и в Майнц полетело известие о помолвке. 


Страница 63 из 71:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62  [63]  64   65   66   67   68   69   70   71   Вперед