Воронцов в Алупке
 Главная - Воронцов и его Алупкинский дворец     100 великих дворцов мира  Книги о Крыме   
Заголовок меню
А. Р. Андреев - История Крыма
Лев Гумилев - Древняя Русь и Великая степь
Татьяна Фадеева - Тайны горного Крыма
Лев Гумилев - Этногенез и биосфера Земли
Лев Гумилев - История народа хунну
Юрий Мизун, Юлия Мизун - Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества
Лев Гумилев - От Руси к России
В. Г. Шавшин - Бастионы Севастополя
Литвин Г. А., Смирнов Е. И. - Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г - май 1944 г)
Евгений Тарле - Крымская война
Иоганн Тунманн - Крымское ханство
Эберхард Паниц - Потерянная дочь

— Там даже колокола звонят беззвучно,— сказала эна.— Пойдем туда, и ты увидишь, что там властвует язык, который мне мил.— Она растянулась рядом с Гансом и стала поддразнивать его, неотрывно глядя на 

1 Винета — легендарный город на острове Узедом, по преданию отопленный Балтийским морем 

море.— Только не разевай рот, когда попадешь туда: любое слово карается в Винете смертью, вечным молчанием. Если бы не брать Аню, я бы уже сейчас не прочь очутиться там. 

Ганс отвечал, лишь когда речь заходила о дочери. 

— Она уже говорит,— сказал он,— и не разучится никогда. 

— Ну, это отцовский язык! — В голосе Виктории прозвучало презрение.— А ее родным языком1 станет молчание. 

— Через три года она уже пойдет в нашу школу. 

— Ну нет, я поведу ее в свою школу, где учебный план равен нулю. 

Он махнул рукой — ему надоели эти сумасбродные выходки: 

— Хватит об этом. 

Она рассмеялась, исчезла в море, нырнула и вынырнула вдали. Лицо ее за эти годы совсем не изменилось; узкое, бледное даже под палящим солнцем, оно лишь слегка покраснело на лбу и вокруг глаз, таких же темных, как у Ани. Волосы все те же, длинные, темные. Казалось, она плыла без всякого усилия, позволяя волнам нести себя, ужом вертелась среди камней высотой в человеческий рост, отталкивалась от них, бросалась в разные стороны, плавала вокруг рифа, целиком отдаваясь своей игре. Потом вмиг очутилась рядом с Гансом, пылко обняла его: 

— Я тебя все еще люблю! — И тотчас же начался старый спор: — Ложь — прежде и теперь, здесь и повсюду! Ложь! И зачем мы только произвели на свет ребенка, в этом мире? 

Они вернулись на маленький остров и расстались перед отелем, где жила Виктория. У них оставалось два дня, два вечера и две ночи, но и это ничего не меняло. 

— У меня еще много денег. Я хочу накупить для Ани столько всего, что тебе и не унести. 

Но пока они пили вино, танцевали, ели — пили, пожалуй, многовато. 

— Виктория,— шептал он, когда она лежала в его объятиях,— поедем со мной! Зерран, Доббертин — ведь это наш мир, мир Ани. 

1 Игра слов: Muttersprache (родной язык), букв.: «материнский язык». 

17. Но Виктория рассказывала о Винете, городе на дне моря, своем выдуманном мире. Волны столетий все отмыли дочиста: камни от гари пожаров, землю от крови войн, лица, руки и ноги людей от грязи, в которую они погрузились. Ничто не нарушало морскую тишь: ни бряцанье оружия, ни гул машин, ни ссоры, ни волнения,— все резкие звуки, крики, раздоры и противоречия заглохли. 

— Зато там, внизу, мысли в изобилии,— произнесла Виктория с опущенным взором, будто вглядывалась в свои обетованные глубины сквозь Скалистую толщу земли и древние стены острова.— Я словно прожила там целую жизнь, до теперешней или после... скорее, пожалуй, после. 

Однажды она проснулась в пестрой переливчатой раковине, которая, покачиваясь, плыла по течению, открывалась и закрывалась, когда она хотела. Обнаружив, что находится вблизи города Винеты, лишь немного знакомого ей по книгам, она почувствовала прилив радостного возбуждения. Среди гигантских растений, похожих на кипарисы, мощеная дорога вела к древним, кое-как отремонтированным домам, по большей части необитаемым. Какая-то девочка весело кивнула ей, вытащила из раковины и подвела к готической кирпичной башне, напоминавшей сельскую церковь в Зерране. На лужайке перед порталом какой-то старик размахивал косой, но это не наводило на мысль о смерти и мраке, хотя солнце светило сквозь воду тускло, словно через зеленоватую вуаль. Старик встретил ее улыбкой. Он косил водоросли и подарил Виктории нечаянно срезанный морской цветок. Отворились помпезные, как в старинных церквах, врата — зала для вновь прибывших, бюро, где не слышно стука пишущих машинок. Со всех сторон к ней потянулись руки: ее окружили мужчины и женщины, но никто не выражал любопытства, никто не интересовался, откуда она и почему здесь появилась. 

Ей было приятно, что здесь принимают в расчет только настоящее: прошедшее словно стерто из памяти, а будущего нет. Но все же ей хотелось записать хотя бы имя и профессию, вообще как-то объясниться на бумаге. Но чернила расплывались, бумага расползалась на мелкие клочки, а документы, которые она предъявила в приемной, моментально пришли в негодность, и вода унесла их. Так случалось со всеми новичками — десятками, сот- 


Страница 65 из 71:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64  [65]  66   67   68   69   70   71   Вперед