Воронцов в Алупке
 Главная - Воронцов и его Алупкинский дворец     100 великих дворцов мира  Книги о Крыме   
Заголовок меню
А. Р. Андреев - История Крыма
Лев Гумилев - Древняя Русь и Великая степь
Татьяна Фадеева - Тайны горного Крыма
Лев Гумилев - Этногенез и биосфера Земли
Лев Гумилев - История народа хунну
Юрий Мизун, Юлия Мизун - Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества
Лев Гумилев - От Руси к России
В. Г. Шавшин - Бастионы Севастополя
Литвин Г. А., Смирнов Е. И. - Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г - май 1944 г)
Евгений Тарле - Крымская война
Иоганн Тунманн - Крымское ханство
Эберхард Паниц - Потерянная дочь

— А где Аня? — спросил он. 

Старики хотели взять девочку к себе, но женщина из магистрата сказала: 

— Нет, решать может только герр Рихтер. 

Он пошел на могилу, сдвинул в сторону увядшие венки, положил свежие цветы, заказал надгробие, узнал от кладбищенского смотрителя, в каких еще учреждениях ему надо побывать, провел там остаток дня, переночевал в квартире матери. Еще один день ушел на то, чтобы 

освободить квартиру и распорядиться насчет мебели и домашней утвари: что сдать на хранение, что продать или раздарить. 

— Мы думали, вы теперь останетесь здесь,— сказала соседка, когда он зашел передать ключ и проститься. 

— Мне нужно вернуться в Доббертин, я же не могу просто так бросить работу,— ответил Ганс. 

— А Аня? — спросила старая женщина и добавила:— Мы бы ее с удовольствием взяли. 

Но он уже стоял внизу на лестнице и не знал, что ответить, только в замешательстве поблагодарил: 

— Спасибо, спасибо! — и ушел. 

В детский дом, куда временно поместили Аню, он заходил накануне, но детей не застал. Теперь он снова отправился туда. На этот раз все сидели за обедом. Аня вскочила, смеясь помахала ему ложкой, вновь уселась и принялась есть. Заведующая детдомом заверила его, что Ане здесь хорошо: 

— Вам незачем забирать дочь к себе. 

На две-три недели все было улажено, а стопку чистого, выглаженного белья приготовила еще мать Ганса. 

— Пока вы заберете Аню, я еще раз все перестираю,— сказала заведующая. 

Аня бежала за ним до выхода. 

— Возьмешь меня к себе? — спросила она. 

— Да, очень скоро,— ответил он и молча позволил увести от себя плачущую дочь. Он ускорил шаг, побежал, уехал еще раз. 

И дождь не хлынул, снег не пошел, только поднялся прохладный ветер, первый предвестник осени. На пути не попались ни уголь, ни картошка — ничего, что бы он с Викторией мог отнести в дом, где теперь осталась Аня. Здесь не было ни острова с пасущимися коровами, ни озера, ни луга с шампиньонами, не было даже смешного китайца с зонтиком на крыше. Китаец держал зонтик не сам: этот труд взял на себя мальчик, спрятанный за его спиной. Насмешкам Виктории не было конца: «Ты только посмотри, ну и лодыри — придуманы и созданы от лени и для лентяев: чей-то сын или внук оберегает идиллию». 

В Доббертине на койке лежали письма, открытки и бандероли от Виктории из Кёльна. Шкаф уже был доверху набит детскими платьями, обувью, игрушками и шоколадом. 

«Довольно, у Ани есть все, что нужно»,— написал он Виктории. 

Она ответила: «Ей нужна я, а она мне. Скоро я ее заберу». 

19. Неделю спустя, во время обеда, когда Ганс сидел в столовой, какой-то седой бородатый мужчина подошел к нему и воскликнул: 

— Ну, наконец я тебя нашел! — И назвался:—Дюбек. 

Довольный произведенным эффектом, он сел за стол и весело сообщил, что исчезал на несколько лет, никому не подавал вестей и вообще замел все следы. 

— Я сначала строил в Корее, потом во Вьетнаме,— сказал он.— Могу рассказать, но лучше сперва ты расскажи о себе. 

Ганс не сводил с него глаз, не знал, что сказать, покачал головой, потому что не мог избавиться от мысли о подводной Винете, пригрезившейся Виктории, Винете с ее молчанием и небытием, в которое якобы погрузился и этот человек. 

— Ты что, не веришь? — спросил Дюбек и достал сигареты.— Куришь? 

Коробка была вьетнамская. На ней было разными цветами напечатано название города Дьенбьенфу и изображены пушки и солдаты среди пальм и гор. Ганс смущенно кивнул и сам себе показался смешным, не в силах унять дрожь в пальцах и прикурить, потому что Дюбек спросил о Виктории и тотчас же объявил, как тогда: 

— Что до меня, то я никогда не женюсь. И раньше клялся, и теперь повторяю: никогда! 

Он ел с аппетитом, вспоминал о свадьбе Файта, о рюмках, которые швырял об стену, обо всех прочих глупостях. 


Страница 67 из 71:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66  [67]  68   69   70   71   Вперед