Воронцов в Алупке
 Главная - Воронцов и его Алупкинский дворец     100 великих дворцов мира  Книги о Крыме   
Заголовок меню
А. Р. Андреев - История Крыма
Лев Гумилев - Древняя Русь и Великая степь
Татьяна Фадеева - Тайны горного Крыма
Лев Гумилев - Этногенез и биосфера Земли
Лев Гумилев - История народа хунну
Юрий Мизун, Юлия Мизун - Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества
Лев Гумилев - От Руси к России
В. Г. Шавшин - Бастионы Севастополя
Литвин Г. А., Смирнов Е. И. - Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г - май 1944 г)
Евгений Тарле - Крымская война
Иоганн Тунманн - Крымское ханство
Эберхард Паниц - Потерянная дочь

Давно ведь это было, когда старая женщина из Сайгона предостерегала меня: «Рю Катина и Хоа Хонг больше нет». Но в магазине лежали цветы, которые еще не 

увяли, повсюду валялись шелковая бумага, чеки и счета. Приди я сюда дня на два-три раньше, я, вероятно, все застал бы здесь по-прежнему. «Где Хоа?» — спросил я и не двинулся с места, хотя охотнее всего залез бы через разбитое окно внутрь, чтобы отыскать хоть какой-нибудь след, какой-нибудь намек. Но торговец отстранил меня и не согласился говорить, даже когда я предложил ему свои часы. «Нет, не хочу иметь ничего общего с этим»,— сказал он. И прежде, чем я отвернулся от него, он украдкой показал на противоположную сторону улицы и прошептал: «Полиция». 

Я, правда, не увидел там ни единого человека, но постарался оторваться от слежки. От страха и голода я нетвердо держался на ногах, но заторопился через оживленные улицы, заходя в лавки и магазины, проскользнул через толпу на рынке, вскочил на подножку автобуса и поехал к почтамту, где перед крошечными киосками были развешаны открытки с видами города, писчая бумага, физические карты и схемы городов. Поскольку у меня не было ни единого гроша, то я долго изучал городскую схему Сайгона, пока не нашел улицу, где мне следовало отдать письмо Тханга. Это было неподалеку, и еще до наступления темноты я стоял перед буддийским храмом у реки, название которого запало мне в память: Хань Фук, что означало «Блаженство». Сразу же за ним и была нужная мне улица, седьмой дом; старик, который ни о чем не расспрашивал, поделился со мной рисом и принес мне циновку па ночь. «Завтра ты встретишься с Ли,— сказал он,— теперь же отдохни». 

Я ничего не знал об этом старике, и имя Ли мне тоже ни о чем не говорило. Но не это меня беспокоило, а Хоа Хонг, намеки торговца и этот изменившийся, неуютный город, в который меня забросила судьба. Кроме часов, у меня ничего не было, моя одежда и башмаки превратились в грязные лохмотья, я не мог оставаться в этом доме и жить за чужой счет; своими руками я еще ни разу не заработал ни крошки хлеба, ни зернышка риса. С чего же начать, где остановиться, что делать? 

Когда я очнулся от беспокойного, отупляющего сна, старик уже сидел на корточках перед очагом, кипятил чай, варил суп, спросил меня о здоровье и глазах Тханга, которые тот испортил чтением книг. «Если бы у него не было очков, он не смог бы написать ни стихов и ни единой строчки для меня»,— сказал старик. Я встал, 

умылся, поел и поостерегся упоминать о разбитых стеклах очков или о каких-либо других событиях, которые могли бы обеспокоить старика. Он был или отцом Тхан-га, или его учителем, подумал я; он говорил лишь намеками и, казалось, не знал, насколько можно мне доверять. «Ли скоро придет,— сказал он и с беспокойством взглянул на дверь.— Ты знаешь ее?» 

Я отрицательно покачал головой. Однако, когда она наконец пришла, я радостно вскочил, обнял ее: это была Хоа Хонг! Она отстранилась и отступила к двери, смущенно потупив взгляд. «Идем, мы не можем здесь оставаться,— сказала она.— Меня ищет полиция, и тебя тоже». 

От храма до главной магистрали мы дошли пешком, здесь Хоа Хонг подозвала кивком головы такси и лишь рассмеялась, когда я показал ей на свои лохмотья. «Намного лучше, чем в первый твой визит»,— сказала она. Тогда я пришел в магазин в военной форме и сфотографировал ее. Я не находил в ней никаких перемен, хотя прошло немало лет. Казалось, на ней то же платье, те же украшения, те же туфли: неужели все это она надела для меня? «Ну как, ты нашел Хоа Хонг? — сказала она и крепко сжала мою руку. Когда я, озадаченный, взглянул на нее, она достала из сумочки мои письма, которые получила все до единого.— Ты дал мне такое красивое имя: «Хоа Хонг»—роза— было написано на витрине, пока ее не разбили вдребезги. Я знаю, что ты заходил туда». 


Страница 9 из 71:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8  [9]  10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   Вперед