Воронцов в Алупке
 Главная - Воронцов и его Алупкинский дворец     100 великих дворцов мира  Книги о Крыме   
Заголовок меню
А. Р. Андреев - История Крыма
Лев Гумилев - Древняя Русь и Великая степь
Татьяна Фадеева - Тайны горного Крыма
Лев Гумилев - Этногенез и биосфера Земли
Лев Гумилев - История народа хунну
Юрий Мизун, Юлия Мизун - Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества
Лев Гумилев - От Руси к России
В. Г. Шавшин - Бастионы Севастополя
Литвин Г. А., Смирнов Е. И. - Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г - май 1944 г)
Евгений Тарле - Крымская война
Иоганн Тунманн - Крымское ханство
Эберхард Паниц - Потерянная дочь

Постройка дворцово-замкового комплекса придала завершенность сложившейся к этому времени оборонительной системе Мангупа, состоявшей из трех поясов. О первом, раннесредневековом, включавшем в систему обороны все наиболее уязвимые места на мысах, мы уже упоминали; вторым поясом была линия стен и башен, отсекавшая мысы; третьим — цитадель. Однако донжон цитадели находился слишком далеко от основной части плато, самая высокая точка которого расположена непосредственно перед укреплениями цитадели, мешая обзору. Поэтому неудивительно, что восстановив дворец, видимо, существовавший еще в XIV в., князь Алексей пристроил к нему башню: с площадки ее третьего этажа просматривалась вся линия стен второго пояса с ее часто поставленными 18 башнями. Каждая из них имела открытую тыльную сторону, что облегчало связь с ее защитниками, а в случае захвата башни неприятелем он подвергался прямому обстрелу изнутри крепости. Здесь, как отмечали исследователи, использован опыт генуэзских крепостей, возникших в это время в Солдайе (Судаке), Кафе (Феодосии), Чембало (Балаклаве), но в особенности первой. Об этом говорят высокие (8 м), но сравнительно тонкие (1 м) стены, башни с открытой тыльной стороной, наличие командно-наблюдательного пункта — замковой башни. Правда, генуэзские крепостные сооружения в чем-то более монументальны, но не следует забывать, что на Мангупе это был второй пояс обороны. 

С самой высокой точки Мангупа открывается великолепный пейзаж, по-своему наглядно иллюстрирующий средневековую историю Юго-западной Таврики: почти каждая возвышенность, видная отсюда — историко-археологический памятник. Глазом можно охватить почти всю территорию Мангупского княжества — от горы Чатыр-даг на востоке до балаклавских скал на юге; за мысом Чамны-бурун виден Эски-кермен, на севере — скалы Тепе-кермена и Качи-кальона, а с северо-запада, за холмами предгорья — крымские степи. 

Значительная часть плато, оставшаяся нераскопанной и живописно поросшая купами деревьев и кустарников, позволяет угадывать направления улиц, площади, кварталы застройки. 500 лет назад пал Мангуп, двести лет назад его покинули последние, немногочисленные уже жители; от княжества не осталось никаких архивных записей — все или погибло в огне пожарищ, или было увезено за пределы нашей страны, а камни его руин все эти годы, как искони ведется, растаскивались для новых построек. Однако будем надеяться, что земля таит еще немало следов его былого величия. 

VI.ЭСКИ-КЕРМЕН И КЫЗ-КУЛЕ 

Развалины эти так древни, что ни турки, ни татары, ни сами греки не знают названия их. 

Мартин Броневский 

Их история 

Эски-кермен расположен неподалеку от Мангупа. Дорога туда лежит через село Красный Мак, далее путь ведет вправо через сады и поля, до скалистого мыса, где, повернув влево, мы оказываемся перед причудливыми скалами столовой горы, вытянутой с севера на юг. Она пониже и поменьше, чем Мангуп и, словно корабль, плывет среди полей и уютных долин. На ее плоской вершине прячутся среди зарослей руины раннесредневекового города-крепости Эски-кермен, основанного в начале VI в. 

Эски-кермен, крупный центр торговли и ремесел, имел первоклассные по своему времени оборонительные сооружения, за стенами которых укрывалось в случае опасности население примыкавшей к нему сельскохозяйственной округи. Однако на долю города уже в первые века существования выпали особенно тяжелые испытания. Первый разгром города произошел в VIII в. По-видимому, Эски-кермен был одним из очагов восстания против хазар в 787 г., о котором повествуется в "Житии Иоанна Готского". Подавив восставший народ, хазары, вероятно, разрушили всю систему обороны города. После этого он продолжал существовать как незащищенное, открытое поселение. Возможно, об одной из попыток восстановления городских стен рассказывается в "Записке греческого топарха", о которой шла речь ранее: "Мы имели пребывание в разрушенном городе и делали вылазки скорее из селения, чем из города (то есть крепости). Ибо земля была раньше разорена самими варварами, причем они снесли стены до основания". В «Записке» говорится также, что топарх выстроил вначале возле города небольшую крепость, чтобы укрываться за ее стенами в момент опасности. "Я сначала выстроил возле них крепостцу из имевшихся налицо (материалов), так что отсюда было легко отстроить и весь город… И она была выстроена с большой поспешностью, ограждена рвом; вместе с этими приготовлениями и война началась".[132]К этому описанию как нельзя лучше, по мнению Н. И. Репникова, подходит скала с башней Кыз-куле — весьма сильный в стратегическом отношении пункт па соседнем плато северо-западнее Эски-кермена. Возникло оно, как считают исследователи, после разрушения оборонительных стен города, не ранее X–XI вв. Перед башней был неглубокий ров,через который переезжали по перекидному мосту. Раскопки, которые велись здесь в 1933 г., вскрыли остатки одноапсидной часовни XI–XIII вв. с гробницами в ней. Крепость Кыз-куле погибла в XIV в. от пожара. 


Страница 62 из 93:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61  [62]  63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   Вперед