Воронцов в Алупке
 Главная - Воронцов и его Алупкинский дворец     100 великих дворцов мира  Книги о Крыме   
Заголовок меню
А. Р. Андреев - История Крыма
Лев Гумилев - Древняя Русь и Великая степь
Татьяна Фадеева - Тайны горного Крыма
Лев Гумилев - Этногенез и биосфера Земли
Лев Гумилев - История народа хунну
Юрий Мизун, Юлия Мизун - Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества
Лев Гумилев - От Руси к России
В. Г. Шавшин - Бастионы Севастополя
Литвин Г. А., Смирнов Е. И. - Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г - май 1944 г)
Евгений Тарле - Крымская война
Иоганн Тунманн - Крымское ханство
Эберхард Паниц - Потерянная дочь

Борис Годунов пытался сохранить за женой Федора трон. Сразу после кончины Федора Ирина издала закон о всеобщей и полной амнистии. Патриарх приказал всем епархиям целовать крест царице. Присяга была составлена, по крайней мере, странно. Каждый подданный должен был клясться в верности патриарху Иову и православной вере, царицеИрине, правителю Борису и его детям. 

В конце концов Ирина Годунова в соответствии с волей покойного мужа Федора Ивановича приняла пострижение. Она удалилась в Новодевичий монастырь. Началась ожесточенная борьба за власть. Боярами была пущена утка, что Федор хотел видеть на троне своих двоюродных братьев Федора и Александра Романовых. Глава Боярской думы князь Федор Мстиславский был правнуком Ивана III и претендовал на царский престол. Боярская дума раскололась. Романовы выступили с обвинениями Бориса Годунова в убийстве самого царя Федора. Явная клевета была рассчитана на то, что против Бориса удастся организовать «народный бунт». Годунов хорошо знал нравы и принципы бояр и ожидал от них самого худшего. Он перестал ездить в Боярскую думу. Сначала он укрылся на собственном подворье, а затем перебрался в Новодевичий монастырь. Бояре расценили это как отказ от исполнения обязанностей правителя страны. 

Когда истекло время траура по Федору (17 февраля), начались процедуры выбора нового царя. Патриарх Иов на своем подворье собрал совещание сторонников Бориса Годунова. Там были бояре Годуновы, их родня Сабуровы и Вельяминовы. Присутствовали также некоторые младшие члены Думы. На соборном совещании было принято решение об избрании на трон Бориса Годунова. 

В то же самое время в Кремлевском дворце особое совещание по тому же вопросу созвало руководство Боярской думы. Вопрос престолонаследия был в компетенции Боярской думы, так как она была высшим государственным органом страны. Но в Боярской думе царили раздоры. Занять царский трон желали не только Мстиславский и Романов, но и многие другие великородные бояре. Спорили до драки, но компромисса достичь не удалось. Поэтому решили, чтобы царская власть принадлежала всей Думе. От имени Думы к «народу» обратился лучший оратор дьяк Щелкалов. Но «народ» не одобрил такое решение, и затея лопнула. 

Ни Боярская дума, ни патриарх не смогли найти устраивающее всех решение. Осталась одна возможность – кто кого переплюнет в подкупе «народа» и очернении своих противников. 

Борис Годунов все это время находился в Новодевичьем монастыре. Сформированный Земский собор 20 февраля направил к Борису Годунову делегацию, а точнее шествие. Борис выслушал предложение занять царский трон, но отказался. Он вышел к толпе и клялся, что и не мыслил посягнуть на «превысочайший царский чин». Сам Борис власти никак не добивался и намеревался совершить пострижение в монахи. 

Но члены Земского собора не теряли надежды уговорить Бориса занять царский трон. Патриарх распорядился открыть церкви в Москве с вечера 20 февраля до утра 21 февраля. Ночное богослужение было многолюдным. Утром прямо из церквей народ устремился к Новодевичьему монастырю. Впереди несли самые почитаемые иконы. 

Борис Годунов вышел к народу. Он категорически отказался от царского престола. Чтобы быть убедительным, Борис обернул шею тканым платком и тем самым дал понять, что лучше удавиться, чем править. Но люди не унимались. Они кричали: «Сжалься, государь Борис Федорович, будь нам царем-государем!» Борис покинул церковную паперть и вошел в келью сестры. Поскольку толпа не унималась, то Борис вновь появился. На этот раз он дал свое согласие занять царский трон. Патриарх повел Бориса Годунова в ближайший монастырский собор и там нарек его на царство. 

Так 30 апреля 1598 года Борис Годунов окончательно вернулся в столицу. Народ и духовенство его ждали на Неглинной. В Успенском соборе Борис отстоял службу и затем прошел в царские палаты. Сказано, что «там он сел на царском своем престоле». 

Этот акт надо было оформить документально. Дьяки завершали работу над текстом утвержденной грамоты о соборном избрании Бориса на трон. Грамоту в законченном виде зачитали членам Земского собора. Все они поставили на ней свои подписи. Но грамоту должны были подписать и члены Боярской думы. Дума ответила невиданной интригой. Она противопоставила Борису крещеного татарского хана Симеона. При Грозном он занимал стол Тверского княжества. Одно время он даже был на московском троне. Борис Годунов считался худородным. Думе, конечно, нужен был не Симеон, а власть. Она рассчитывала сделать его подставным лицом. 


Страница 146 из 180:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   143   144   145  [146]  147   148   149   150   151   152   153   154   155   156   157   158   159   160   161   162   163   164   165   166   167   168   169   170   171   172   173   174   175   176   177   178   179   180   Вперед