Воронцов в Алупке
 Главная - Воронцов и его Алупкинский дворец     100 великих дворцов мира  Книги о Крыме   
Заголовок меню
А. Р. Андреев - История Крыма
Лев Гумилев - Древняя Русь и Великая степь
Татьяна Фадеева - Тайны горного Крыма
Лев Гумилев - Этногенез и биосфера Земли
Лев Гумилев - История народа хунну
Юрий Мизун, Юлия Мизун - Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества
Лев Гумилев - От Руси к России
В. Г. Шавшин - Бастионы Севастополя
Литвин Г. А., Смирнов Е. И. - Освобождение Крыма (ноябрь 1943 г - май 1944 г)
Евгений Тарле - Крымская война
Иоганн Тунманн - Крымское ханство
Эберхард Паниц - Потерянная дочь

Г. И. Бутаков в Севастополе, впервые в мировой практике, увеличил дальность огня корабельной артиллерии, увеличив угол возвышения орудий за счет искусственного крена. Смело нарушив вековые традиции, также впервые в истории, Бутаков и другие черноморские моряки применили стрельбу с кораблей по невидимым целям. 

Паровые корабли, пришедшие на смену парусному флоту, несмотря на малочисленность, в исключительно тяжелых условиях сражались до последнего дня обороны Севастополя. 

27августа 1855 г., после падения Малахова кургана, защитники, выполняя приказ, оставили Южную часть Севастополя. 

К 15 августа под руководством генерал-лейтенанта А. Е. Бухмейера с Николаевского мыса на Северную сторону построили плавучий мост длиною около 950 м. В строительстве участвовали капитан-лейтенант П. И. Куприянов, капитан 2 ранга И. Ф. Лихачев, моряки флотских экипажей. 

По этому мосту переправлялась основная часть гарнизона. Последним покинул Южную часть города генерал А. П. Хрущов в сопровождении капитана И. Г. Воробьева. 

Очевидец переправы поручик Лев Толстой с документальной точностью описал этот переход и внутреннее состояние защитников города. "Севастопольское войско, как море в зыбливую мрачную ночь, сливаясь, развиваясь и тревожно трепеща всей своей массой, колыхаясь у бухты по мосту и на Северной, медленно двигалось в непроницаемой темноте прочь от места, на котором столько оно оставило храбрых братьев, - от места, всего облитого его кровью; от места, одиннадцать месяцев отстаиваемого от вдвойне сильнейшего врага, и которое теперь велено было оставить без боя. 

...Почти каждый солдат, взглянув с северной стороны на оставленный Севастополь, с невыразимой горечью в сердце вздыхал и грозился врагам". 

Правее, на оконечности Николаевского мыса, в 1905 г. сооружено мемориальное обозначение в виде каменной пристани. Надпись на гранитной плите: "Начало плавучего мостачерез рейд в 1855 году". Авторы памятника А. М. Вейзен и Н. Ф. Еранцев. 

Покидая укрепления, русские саперы взрывали пороховые погреба, взлетели на воздух Павловская и Александровская батареи. На рейде затопили остатки Черноморского флота. 

Стоящий в море памятник Затопленным кораблям хорошо виден с Хрустального мыса. Он открыт в 1905 г. по проекту скульптора А. И. Адамсона, архитектора В. А. Фельдмана и инженера О. И. Энберга. 

Двое суток горел Севастополь, скрытый от противника непроницаемой стеной дыма. И двое суток враг не решался занять центральную площадь города. 

В приказе главнокомандующего русской армией М. Д. Горчакова об оставлении Южной стороны говорилось: "Храбрые товарищи, грустно и тяжело оставлять врагам нашим Севастополь; но вспомните, какую жертву мы принесли на алтарь Отечества в 1812 г. - Москва стоит Севастополя! Мы ее оставили после бессмертной битвы под Бородино. 

- Триста-сорокадевяти-дневная оборона Севастополя превосходит Бородино! 

Но не Москва, а груда каменьев и пепла досталась неприятелю в роковой 1812 г. Так точно и не Севастополь оставили мы нашим врагам, а одни пылающие развалины города, собственною нашею рукой зажженного, удержав за нами честь обороны, которые дети и внучата наши с гордостью передадут отдаленному потомству". 

Взволнованный севастопольскими событиями, друг юности П. С. Нахимова декабрист М. А. Бестужев писал из далекого Селенгинска: "... Севастополь пал, но пал с такою славою, что каждый русский, а в особенности каждый моряк должен гордиться таким падением, которое стоит блестящих побед". 

После оставления Южной стороны активные боевые действия в Крыму уже не велись. 

Лишь в ноябре 1855 г. русский отряд под командованием полковника И. Д. Оклобжио в Байдарской долине успешно атаковал лагерь французов в селах Бага (ныне Новобобровское) и Уркуста (Передовое), лишив их на некоторое время покоя. 

В марте 1856 г. в Париже воюющие страны подписали мирный договор. Сто один пушечный выстрел возвестил об этом историческом событии столицe Франции. По условиям Парижского трактата, Севастополь, Балаклаву, Евпаторию, Керчь обменивали на крепость Карс; Россия отказалась от протектората над Дунайскими княжествами Молдавией и Валахией и теряла право иметь военный флот на Черном море. Дипломаты стран-победительниц пытались навязать России более кабальный договор, но потерпели неудачу. Это объяснялось помимо прочего тем, что на Парижском конгрессе "за зеленым столом... рядом с графом Орловым сидели невидимые тени защитников Севастополя и помогали русскому представителю отстаивать интересы родины". 


Страница 38 из 45:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37  [38]  39   40   41   42   43   44   45   Вперед